• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:13 

мы начнем с тобой призрачный танец...
я деградирую в своей любви...перехожу на банальности...пора делать сепукку...водка не помогла...аптекаря ко мне пусть даст мне что нибудь от...нее.

14:52 

Ай да Молодец!!!Ай да ЧЕЛОВЕЧИЩЕ !!!!!Такую ПРЕЛЕСТЬ устроить!!!!Дай-ка поцелую тебя....в монитор!!!

11:16 

Жили-были в префектуре Канагава сэмэ и уке. Был у них маленький домик симпатичный и при нем - маленький садик. А в садике том на радость обитателям росли сакура стройная и конопля развесистая. Жили сэмэ с уке дружно и весело, то сакэ пили, то чай зеленый с сахаром-рафинадом, который им гайдзин заезжий оставил, то под сакурой яоились, то коноплю курили.
Всем хорош был уке: тоненький, хрупкий, глаза огромные, бровки домиком, губки бантиком, ну а уж все остальное - и просто заглядение. Одна беда: был уке не в меру любопытен. Чуть краем уха где что услышит, как тут же бежит к сэмэ спрашивать. И всем хорош был сэмэ - высокий, широкоплечий, мускулистый, лицо суровое, но одухотворенное, а уж в яое не было ему равных во всей префектуре Канагава! Одна беда: хоть и была его воля по твердости подобна лезвию катаны (ну и кое-чему еще), однако в том, что уке касается, становилась она мягче масла - того самого, которое они в качестве смазки при яое использовали. И не было у него от уке секретов и тайн. А одна беда плюс еще одна беда - две беды выходит, сами понимаете.

И вот отправился однажды сэмэ в Йокогаму за маслом (тем самым!) и гайдзинскими спичками - очень уж ими кося... трубку раскуривать удобно. Взял он свою любимую катану, сел на любимого коня, сыпанул в рукав кимоно горсть сахара гайдзинского (конь до него сам не свой был), поцеловал любимого уке на прощание и уехал. А уке на хозяйстве оставил, наказав к своему приезду суши налепить, сакэ подогреть, коноплю полить и новый танец с веерами разучить.

Скачет себе сэмэ, скачет, доскакал до Йокогамы, купил масла и спичек и обратно поскакал. Всего ничего до дому уже осталось, и тут выходит навстречу ему из темного лесу сокукетсу - волосы зеленые дыбом, глаза разноцветные навыкате. Конь на дыбы, сэмэ наземь, а сокукетсу улыбается этак застенчиво, облизывается плотоядно и уже готовится вонзить в сэмэ свои зубы. Оробел сэмэ, но тут вспомнил, что старые знающие люди говорили: коли встретишь сокукетсу, дай ему сладенького, и он от тебя отвяжется. Запустил сэмэ руку в рукав кимоно, вытащил горсть гайдзинского рафинаду и демону предлагает. Сокукетсу облизнулся, сахаром захрумкал, а потом вдруг как заговорит человечьим голосом: "Ты меня, сэмэ, от голодной смерти избавил! Обычно все кусочек один суют, а ты целую горсть, да еще и такого вкусного сахара. За это я тебе какой-нибудь подарок сделать должен. Сейчас прикоснусь я к гребню деревянному, который ты в волосах носишь, и с этой минуты будешь ты, сэмэ, понимать язык растений - все равно ничем другим я наделить тебя не смогу, потому как не умею. Ну а так как я все же злой демон и просто обязан сделать какое-нибудь западло, то не будет у тебя права рассказать хоть одной живой душе о своей чудесной способности. Как только скажешь кому - превратится тут же гребень в меч-вакидзаси и сделает тебе сэппуку".
С этими словами коснулся сокукетсу гребня деревянного, и в тот же миг начал сэмэ слышать, как листочки шепчутся, как травка жалуется на топчущие ее копыта конские да сандалии-гэта человеческие, и как кусты ругаются отчаянно, потому что в них недавно нагадил кто-то. А сокукетсу изчез, как и не было его.

Приехал сэмэ домой, а на пороге его уке радостный встречает, с коня спуститься помогает, разувает, в комнату ведет, сакэ подогретым поит.
- Купил ли ты масла, сэмэ? - спрашивает.
- Купил и масла, и спичек гайдзинских. Сейчас поем, трубочку покурю, ты мне станцуешь, а потом и масло без дела не останется. Ты мне лучше скажи, поливал ли коноплю в мое отсутствие?
- Поливал, а как же! Только вот беда случилась, пока тебя не было: скакали через наш садик пьяные гайдзины, да почти всю коноплю и повытоптали.
- Как повытоптали?! - в горе возопил сэмэ и выбежал в сад.
Видит: сакура стоит грустная, лепестки роняет в знак сострадания, а от конопляной делянки остались всего-то три хилых кустика. Загрустил сэмэ, закручинился, уронил скупую слезу мужскую.
- Эх, конопля, - говорит, - холили мы тебя, лелеяли, поливали тебя, удобряли, была ты ядреной и развесистой, а теперь на нет практически сошла, даже на то, что осталось, без слез не взглянешь...
- Еще бы на меня без слез смотреть можно было, - отвечает ему конопля, - ведь слезы твои - первая влага, которую я со времен твоего отъезда вижу!
- Как же так? - удивился сэмэ. - Тебя же уке мой любимый в мое отсутствие поливал!
- Врет он все и не краснеет! - возмутилась конопля. - Лучшие листочки оборвал и скурил, подлец, пока тебя не было, а что не скурил, то вытоптал.
Схватился сэмэ за голову.
- А как же пьяные гайдзины?
- Не было никаких гайдзинов, - отвечает ему сакура, - это уке твой ненаглядный, коноплею обкурившись, танец с веерами здесь разучивал. Как меня еще ухитрился не затоптать!..

Разозлился сэмэ на уке своего вероломного, прибежал в дом, ногами сердито затопал:
- Как посмел ты меня обманывать?!
А уке на него смотрит глазками своими невинными, ресничками хлопает, бровки домиком, губки бантиком:
- В чем и когда обманул я тебя, о сэмэ? Если считаешь меня виноватым в чем - накажи со всей возможной жестокостью, но поверь, не оскверняла уст моих грязная ложь и наглая выдумка, боддисатва Каннон свидетельница!
Еще больше взъярился сэмэ.
- Ты, - говорит, - боддисатву-то хоть не вмешивай! Совести у тебя нету, а стыда никогда и не было. Все я знаю: и что коноплю ты жаждой морил, пока меня не было, и что курил, наглец, ее без спросу, и что, в хлам укуренный, сам же делянку и вытоптал, а на гайдзинов сваливает. Вот как свяжу я руки твои сейчас поясом-оби, задеру кимоно тебе на голову, сломлю с сакуры ветку хлесткую да всыплю так, что неделю сидеть не сможешь! А потом будет тебе жесткий яой, и без всякого масла.
Испугался уке слегка такого поворота событий, но и обрадовался тоже, потому как до этого с него сэмэ пылинки сдувал, и не было в жизни уке никакого экстрима. Уке сам с себя оби стягивает, сэмэ его протягивает. Да только не смог сдержать в узде своего любопытства неуемного и спросил сэмэ - мол, как тот дознаться до правды-истины смог?
- Не скажу! - сурово сэмэ ответствует. - И вообще, я тебя наказывать собрался, а не любопытство твое жгучее удовлетворять.
А уке к нему опять, и так, и этак, мол, скажи да скажи. Тогда признался ему сэмэ, что и рад бы сказать, да не может: как только скажет, тут ему и конец придет. Но уке к тому моменту от любопытства последние остатки совести растерял (а стыда, как выше сказано, у него никогда и не было). Вынь ему да положь, а помрет сэмэ с того или нет, это уже дело десятое. Он, мол, сам от любопытства еще раньше помрет, и без всякого сэппуку.
Закручинился сэмэ: покидать мир живых не хочется, но вот не может отказать любимому уке, и все. Нечего делать, пришлось ему согласиться открыть свою тайну. А уке и рад - видно, не верит всерьез, что сэмэ и вправду тайна эта жизни будет стоить.

Вымылся сэмэ, как велит обычай предков, нацарапал быстренько завещание, надел новое кимоно и чистую хакама, и вышел в сад - последний раз на сакуру да на коноплю полюбоваться. И слышит, как сакура конопле шепчет:
- Надо же! Сколько лет расту я в этом саду, сколько весен лепестками землю устилаю, а такого придурка, как наш сэмэ, не видела еще. Может, конечно, это все потому, что деревья ходить не могут, но что-то мне подсказывает: даже умей я ходить и обойди всю префектуру Канагава, все равно второго такого идиота не сыщется! Вместо того, чтобы разок дерзкого уке проучить так, чтоб зарекся раз и навсегда с вопросами приставать, с жизнью прощаться удумал. Да какой он сэмэ после этого!
Послушал сэмэ этот разговор, подумал немного, а потом подошел к сакуре, сломил несколько хлестких веточек и отправился в дом, где уке его ждал. Распустил сэмэ свой оби, связал уке руки крепко-накрепко, уложил его на татами, заголил ему зад и выдрал так, что вопли уке аж в Йокогаме слышны были. А после того отъяоил его, как и обещал, без всякого масла - для закрепления пройденного материала. И посулил сэмэ, что не будет он доверять уке тайны свои сокровенные, а если тот к нему с глупыми вопросами пристанет, то получит взбучку не слабее сегодняшней. И с тех пор жили они дружно и счастливо, и не было во всей префектуре Канагава второй такой ладной пары.
КОНЕЦ(c)самиздатовские сказки автора непомню но не я-факт

21:36 

***
Что-то рано в этот раз завела зима метель.
то ли жгет ее обида за апрельскую капель?
то ли просто приуныла, то ль с ноябрьских пьяна?
что-то рано свою песню петь старуха начала.

@настроение: метель идет

15:38 

Почему-то женские фигуры рисовать приятней чем мужские))))

20:37 

***
приходят демоны домой
ломают об меня клыки
а я заебаный такой
от своей внутренней тоски...

заебан так что волком вой
хотя мне плакать не с руки
но почему меня трясет
и бьют об стену кулаки?

о Боже мой вот это фарс!
себя не смог я победить
и продолжаю в глубине
тебя по прежнему любить.

13:29 

ПАВЛИНИЙ ГЛАЗ
Томные ночи Августейшего месяца,природа любуется своей манией величия,люди ползают перед ней на коленях,лежат на песке и плещутся в лужах.Анонимным любовником крадется меж тяжелых ветвей сада неведомый Зевс.Все необычно,как в Гоголевских рассказах.
Боль вернулась,и только она является тем зеркалом на котором записана летопись моей жизни.Вся стекается в центре груди тонкими нитями,и только благодаря им я чувствую что я жив.Не тревожат уже ни зной ни ветер,тупо хлопаю глазами и от всего отворачиваюсь.Жаловаться сейчас ни кто не любит,а мне и некогда...Если бы все чувствовали как я!!
Джульетта послушай!-пытаюсь я сказать прекрасному созданью -как грациозна твоя рука поправляющая растрепавшиеся локоны!-но расфуфыренная незнакомка смотрит на меня округлившимися глазами как на сумасшедшего,шарахается в сторону,и быстро идет дальше,болтая с кем-то по мобильнику.О Господи!О Великий Боже!Не ужели все так плохо?!Не ужели ты дал этот дар мне одному?Не ужели все пропало?Как эти люди не видят всей красоты которая живет меж ними?
-Послушай,послушай,сделай еще вот так глазами.Ну?улыбнись ну?посмотри-но она почему-то закрылась в ванной и орет в истерике и страхе.
-Сука!!ты по-хорошему не понимаешь!!!Почему обязательно надо доводить меня до такого состаяния!!? Опомнился стою с опасной бритвой и долблю ногой в дверь,меня трясет от гнева,а всего лишь хотел красоты.Какая-то минута и мавр на сцене I kill you!I love you!-Дездемона,мать твою.
Бесформенной кучей трясусь и плачу в корридоре ,осев возле двери.Что я сделал не так?Что!?
Гуляют тени ,солнце прошлось по всем окнам ,поиграло клавишами аппаратуры,посмотрело корешки книг,приласкало цветы,и с печальной улыбкой лизнуло супружеское ложе.Все уже не так...Все...Я сижу на кровати спеленутый как ребенок, рукава завязаны вокруг тела,и толстая медсестра кормит меня с ложечки жидкой манной кашей.А я смотрю на белое с решеткой и сеткой окно,там,за ним , бабочка "Павлиний глаз"выписывает невобразимые вензеля,и неистерпимо красиво машет крылышками.

00:54 

а у нас сухой ветер гоняет вяленые листья,какая-то совсем не осенняя осень. В городе ощущение уехавшего цирка.

09:15 

кому любовь болезнь,кому чувство,а кому-то и наркотик...

17:16 

ЧУДОВИЩЕ
Из темноты ко мне выплывает лицо симпатичной молодой женщины.
Она вставляет в свой большой пунцовый рот зубы и улыбается.
Наклоняется к моему лицу и говорит:Ах какое же ты толстое и лохматое,
грязное и вонючее Чудовище!Это ж надо так не любить себя,и быть таким
уродливым.Но не бойся, я люблю тебя,ведь аленький цветочек теперь мой!
И щекочет меня кончиком волос по носу.Я во сне улыбаюсь...

01:47 

мне бы в небо я настолько воздушный мужчина....нет этого мира мне не надо он слишком прост, для того чтобы быть моим(нашим)

13:25 

***
Лениво дождик моросил
я тупо сочинял куплеты
мой пес молчал-не говорил
беззубо умирало лето.

10:56 

****
нас эта ночь
своим крылом
накроет
мы уснем вдвоем
обнявшись словно
час- рассвет
закрой глаза
нас больше нет
как будто больше
нет весны
и из живых лишь
я и ты .
и в серый пепел
серый дождь
не содрогает больше
дрожь
и вся земля для
нас одних
кусочек счастья
на двоих
украден
будто мы воры
но знаю все лишь
до поры.

18:40 

:jedi:подарок Железного Дровосека
Вот тебе Маленькая Панда моя рука(слышен лязг и скрежет отрываемого металла) ,будет плохо обопрись на нее,будет хорошо налей в нее вина и выпей еще,будет весело подуй в нее и сыграй лучшие из своих песен,а будут враги одолевать используй ее как оружие, холодно будет руби ей дрова, вообщем если что я рядом...А ЭКСПЕРИМЕНТЫ...ЭКСПЕРИМЕНТЫ НАД СОБОЙ ЕЩЕ НИКТО НЕ ОТМЕНЯЛ.

23:23 

Тысячи перьев воткнуты в землю,писалы затуплены... В итоге блокнот недописаных,брошенных стихов,всё равно что плевки.. режут совесть режут глаза...а чувства ушли и мысли забыты... куда бегу?! зачем?!

10:34 

выбор,самое худшее что Бог мог дать человеку

Одна ищет меня во сне,как маленькая девочка и держит мою руку.Другая загадочная, как Сфинкс,и....ничего не говорит,только улыбается.Одна-жена,другая-свобода.И чтоб я сдох если я знаю что мне важнее.

00:48 

коммент)))

Просто когда любишь, разговариваешь с человеком даже когда его нет рядом, монолог идет внутри, но это самообман, потому что за того человека отвечаешь ты, и слова в его уста вкладываешь тоже ты.Но если только представить что вас внутри уже двое,вроде как чувствуешь себя сильнее,но это уже шизофрения...

01:03 

Вот так-то малыш,я сижу здесь в полном дерьме,и мухи,эти гребаные мухи,летают по всем комнатам как будто над трупом наших,давно умерших, отношений....меня все бесит,и...даже кажется что слишком зажился на этом свете....

02:14 

Когда нибудь я стану лучше....

03:46 

Стареть чертовски страшно,а тупеть при этом ещё страшнее.Кто-то при этом требует к себе сострадания,потому что становиться уязвимым,а меня пробирает злость,и чувство борьбы .Эх правы писатели говоря о том что мы живём,как будто у нас миллион жизней в запасе.Она у нас одна.

доктор Ф

главная